Татарстан в период Великой Отечественной войны

22 июня 1941 г. фашистская Германия без объявления войны напала на Советский Союз. Началась Великая Отечественная война, сразу же ставшая определяющей для судеб всех народов составной частью второй мировой войны. Республика Татарстан с первых дней военного лихолетья превратилась в одну из важных тыловых баз страны. Здесь не было военных действий. Но вклад жителей республики в победоносное окончание войны был значительным.

На фронтах войны.

Татарстан с первых дней войны превратился в настоящую кузницу боевых резервов для Красной армии. Из республики на решающие участки фронта было направлено 7 стрелковых дивизий (18-ая, 86, 120, 146, 147, 334, 352 с.д.), 91-я отдельная танковая бригада, 37-ой зенитно-артиллерийский полк, 202-ая бомбардировочная авиационная дивизия им. Верховного Совета ТАССР и других воинские формирования. Большую работу по военной подготовке населения проводили Осоавиахим, физкультурные организации, общество Красного Креста и Красного Полумесяца. С октября 1941 г. специальным постановлением Государственного Комитета Обороны было введено всеобщее обязательное обучение военному делу всех граждан страны. В ТАССР за военные годы в семи очередях Всеобуча военные специальности получили 186 тысяч человек.

Посланцы Татарстана, сыны и дочери татарского народа участвовали во всех решающих сражениях Великой Отечественной войны. В действующую армию из республики было призвано около 700 тысяч человек. Почти 350 тысяч из них (каждый второй) погибли, защищая свободу и независимость нашей Родины. Их имена занесены в 27-томную Книгу Памяти, цель которой – увековечить ратные подвиги татарстанцев, донести до будущих поколений память о тех, кому мы обязаны мирным небом над головой.

В военные годы наши земляки проявили себя смелыми и бесстрашными бойцами. В летопись Великой Отечественной золотыми буквами навечно вписаны имена легендарного поэта-патриота Мусы Джалиля, стойкого защитника Брестской крепости Петра Гаврилова, отважной летчицы Магубы Сыртлановой, меткого стрелка, побратима Александра Матросова по совершенному им подвигу – Газинура Гафиатуллина, неутомимого сапера Мутыка Ахмадуллина и многих других. Среди 11519 советских воинов различных национальностей, удостоенных высшей степени отличия, татары занимают 4-е место по численности после русских, украинцев и белорусов.

Однако жизнь не стоит на месте. И после войны историки и журналисты продолжают свои научные изыскания, делом доказывая, что призыв «Никто не забыт, ничто не забыто» является руководством к действию. Причем в поисках активно участвуют студенты, школьники. В республике огромный размах получило патриотическое движение, в рамках которого были созданы отряды «Снежных десантов», молодежные движения «Долина», «Отечество». Потомки ветеранов из года в год проводят поисковые экспедиции, приобщаются к исследовательской работе в архивах, военкоматах, учатся сопоставлять и думать. Благодаря их неравнодушному отношению к памяти фронтовиков достоянием общественности становятся все новые имена героев войны.

Некоторые вновь открывшиеся обстоятельства вносят кардинальные изменения в устоявшиеся в отечественной историографии положения. Так, сегодня доподлинно известно, что Александр Матросов, как ранее писали в прессе, «русский чудо-богатырь», в действительности является Шакиржаном Мухаметжановым, уроженцем Башкортостана, татарином по национальности; русским же именем он был назван в детдоме в городе Мелекесе.

Совсем недавно из забытья было реанимировано имя татарина Гази Загитова (тоже из Башкортостана), одним из первых с группой своих боевых товарищей водрузившего Знамя Победы над рейхстагом. Согласно архивным источникам, это произошло за несколько часов до того, как заалело знамя М.А. Егорова и М.В. Кантария. В состав группы входили бойцы: Г.К. Загитов, А.П. Бобров, А.Ф. Лисименко, М.П. Минин, руководителем ее являлся капитан В.Н. Маков. Большой материал об этих событиях с богатой подборкой документальных свидетельств был помещен в 1995 г. в журнале «Гасырлар авазы» («Эхо веков»). Еще в 1994 г. общественность Татарстана и Башкортостана предприняла значительные усилия по восстановлению исторической истины, возбудив ходатайство о присвоении подлинным героям звания Героя Российской Федерации, но, к сожалению, оно не было поддержано Министерством обороны РФ.

В целом, за годы, прошедшие после войны, список имен легендарных героев значительно пополнился. В итоге, по последним сведениям, число татар среди Героев Советского Союза – участников Великой Отечественной войны составляет 179 человек.

В региональном плане заслуги уроженцев Татарстана отмечены следующим образом: более 100 тысяч наших земляков за героизм и самоотверженность, проявленные на фронтах Великой Отечественной войны, были награждены орденами и медалями. Свыше 225 – отмечены высшим знаком отличия – Золотой Звездой Героя Советского Союза. Среди 2457 полных кавалеров ордена Славы 50 человек – выходцы из нашей республики. Трех орденов солдатской Славы удостоились разведчики Даян Булатов и Рифкат Гайнуллин, артиллеристы Каюм Забаров и Николай Зотов, танкисты Рустам Хамитов и Павел Михеев. 26 человек повторили подвиг Александра Матросова и Газинура Гафиатуллина. Шесть летчиков совершили воздушные и огненные тараны.

Татарстанцы зарекомендовали себя не только мужественными и отважными бойцами, но и отличными военачальниками. Война раскрыла полководческий талант генералов армии Леонида Говорова, Александра Кирсанова, Ивана Конева, Михаила Кирпоноса, Дмитрия Карбышева, Гани Сафиуллина.

Оценивая подвиги воинов республики в дни войны, Маршал Советского Союза Р.Я. Малиновский писал: «Я, как старый солдат, много видел на фронте бойцов и командиров-татар и всегда восхищался их непреклонным упорством, железной волей в бою. Этот народ снискал к себе уважение за выдающееся мужество…»

Общественно-политическая ситуация.

Военные годы резко изменили привычную жизнь населения республики. В первые же дни войны на предприятиях, в учреждениях, в колхозах и совхозах прошли митинги. Их участники демонстрировали свою готовность встать на защиту Отечества и разгромить врага. Патриотические настроения граждан широко освещались в периодической печати, с удовлетворением констатировались в официальных отчетах, направляемых в высшие органы. В военкоматах, согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР, развернулся призыв военнообязанных граждан. Причем формирование вооруженных сил осуществлялось не только за счет граждан, подлежащих мобилизации. Общий патриотический настрой жителей республики выражался в массовом потоке заявлений в партийно-советские органы и военкоматы с просьбой о добровольном зачислении в ряды действующей армии. Типичными были заявления следующего содержания: «Сейчас, когда фашисты напали на нашу страну, я добровольно ухожу на фронт…, – так писал бригадир тракторной бригады Кичуйской МТС Акташского района А.А. Хлыстенков. – И пусть гитлеровские разбойники знают, что наша Красная Армия развеет в прах их сумасбродную идею мирового господства». Аналогичных примеров было множество. Уже к середине июля 1941 г. число обращений от добровольцев, учтенных Татвоенкоматом, превысило 14 тысяч человек.

Но одновременно в среде населения имели место и диаметрально противоположные настроения. На фоне всеобщего всплеска патриотизма были зафиксированы случаи дезертирства, уклонения от службы и членовредительства. Определенное распространение в военный период получили т.н. «контрреволюционные высказывания» граждан. В частности, об этом говорят донесения в республиканский обком ВКП(б). В аналитических справках, отражавших моральное состояние жителей Татарстана, встречается информация о негативных высказываниях колхозников, как, например: «Нечего идти на войну, все равно убьют», или «Сейчас мы живем плохо, при Гитлере, наверное, жить будем лучше».

Как видим, устремления советских людей в начале войны не были столь однозначно патриотичны и прямолинейны, как внушала нам до сих пор советская историография. Массовое сознание жителей Татарстана нельзя представлять одномерным, в действительности оно было многосложным и противоречивым. Конечно, подавляющее большинство населения, ощущая свою причастность к судьбе Родины, перед лицом страшной и грозной опасности проявляли свои лучшие качества: мужество, стойкость, героизм. Но наряду с защитниками отечества, единым фронтом ставшими против врага, существовали вполне конкретные категории граждан, «обиженные» на Советскую власть и в годы проведения индустриализации и коллективизации, не примирившиеся с разрушением церквей и мечетей, невинно пострадавшие в период разгула массовых репрессий.

Именно эти общественно-политические настроения, помноженные на татарскую национальную идею, связанную с мечтами о возрождении государственности татарского народа, пытались использовать гитлеровцы при создании летом 1942 г. легиона «Идел-Урал». Они надеялись повернуть оружие в руках военнопленных татар и представителей других народов Поволжско-Уральского региона против Советов. Но надежды их не оправдались – в начавшейся войне интернациональный вектор развития народов СССР, т.е. сближение и единение их против общей смертельной угрозы, проявился намного ярче и сильнее, чем национальный. Ни один из батальонов легиона не участвовал в боевых действиях на стороне вермахта.

К тому же, власть, добиваясь свежих решений в поднятии патриотического настроя граждан, в военные годы пошла на целый ряд уступок идеологического характера, в том числе был задействован и национальный фактор, что было особенно важно для регионов, в которых проживало значительное количество представителей нерусской нации. Так, для подъема национального духа татарского народа было разрешено обращение к давно закрытым, но бережно сохраненным в этнической сокровищнице сюжетам и образам героического прошлого. Татарская интеллигенция, «вспомнив» о времени существования могущественных средневековых татарских государств, обратилась к истории Золотой Орды, возродила образы национальных героев, мужественно боровшихся с врагами.

Национальная идея была обыграна и в инициированной властями кампании по написанию писем-наказов от трудящихся национальных республик фронтовикам. 5 марта 1943 г. в «Правде» было напечатано письмо трудящихся Татарской АССР всем фронтовикам-татарам, под которым подписались более полутора миллионов человек. В нем говорилось: «Татарские джигиты! Вам, кто не щадя своих сил и жизни, грудью защищает каждую пядь родной земли на фронтах, от моря Белого до моря Черного… в дни замечательных побед наших войск шлет татарский народ свой пламенный салям! …Мы крепко верим, что вы не дадите передышки врагу, будете гнать его все дальше на запад и до конца истребите немецких захватчиков!» Обращение к фронтовикам вызвало небывалый патриотический подъем среди солдат и офицеров. Отвечали на него целыми воинскими подразделениями, заверяя своих земляков в непримиримости к врагу и решимости выполнить наказ Родины. Несмотря на спланированный характер этих акций, в массовом сознании населения изменение вектора общеполитической линии в деятельности руководства страны было воспринято весьма положительно.

Другим направлением воздействия власти на общественные настроения в военный период, наряду с использованием национальной идеи, стало религиозное возрождение. Для поддержания морального духа народа на государственном уровне было принято решение о прекращении в стране всякой антирелигиозной пропаганды. Впервые после разгромных акций предыдущих лет верующим позволили открыто посещать церкви и мечети, проводить необходимые ритуалы, отправлять религиозные потребности. В Татарстане началась борьба за возвращение закрытых ранее церквей и мечетей. Начали отмечаться религиозные праздники: Пасха у православных и Курбан-байрам у мусульман, причем жертвоприношение совершали не только старики, но и демобилизованные красноармейцы, давшие соответствующие обеты («назер-айту») еще на фронтах войны.

В политической системе общества тоже произошли изменения. Экстремальная обстановка, сложившаяся в военные годы, заставила партийных и государственных лидеров пойти на введение специального чрезвычайного органа – Государственного Комитета Обороны (ГКО) во главе со Сталиным. Проводниками решений центра в регионах были местные власти. В республике Президиум Верховного Совета ТАССР возглавлял Г.А. Динмухаметов, председателем правительства являлся С.Х. Гафиатуллин. Но роль Советов в годы войны по-прежнему была сведена к минимуму, они выполняли лишь исполнительно-распорядительные функции.

Определяющее место оставалось за партийными организациями. Именно Татарский обком ВКП(б) был ответственен за реализацию спущенных сверху указаний и распоряжений. Поэтому Центральный аппарат бдительно отслеживал действия первых лиц республики, и в случае «проколов» со стороны последних, быстро заменял их. За четыре года войны в республике сменилось несколько первых секретарей Татарского обкома ВКП(б). Причем все они, по установившейся традиции, были русскими по национальности: А.М. Алемасов, А.Г. Колыбанов, В.Д. Никитин. Однако в военный период произошло знаменательное событие. В декабре 1944 г. с одобрения вышестоящих органов впервые в истории республики областной комитет партии возглавил татарин – З.И. Муратов. В некоторой степени и этот шаг можно считать проявлением наметившегося в годы войны более лояльного отношения властей к национальным кадрам.

Однако идеологические послабления в советском государстве оказались весьма непродолжительны. Как только впереди забрезжила Победа, власти с прежним рвением взялись за «наведение порядка». Целые народы (калмыки, чеченцы, крымские татары, ингуши, балкарцы и др.) подверглись в конце войны политическим выселениям с мест проживания. Основанием для их депортации послужили обвинения якобы в массовом предательстве.

В отношении же татарского народа, который выселить представлялось довольно проблематичным, т.к. татары относятся к дисперсно-расселенным нациям, явственно проявилась жесткая линия, направленная на его духовное порабощение и уничтожение этнической истории. Она нашла свое отражение в принятом в августе 1944 г. постановлении ЦК ВКП(б) «О состоянии и мерах улучшения массово-политической и идеологической работы в Татарской партийной организации». А точкой отсчета послужили «ошибки и недостатки националистического характера», допущенные историками и литераторами при создании тех произведений, которые еще недавно властью назывались «патриотически выдержанными» и «объективно отражающими» историю татар.

Экономика.

С началом войны военная направленность экономики Татарстана усилилась. В связи с мобилизацией остро встал кадровый вопрос. С целью его решения был предпринят ряд мер: введена семидневная рабочая неделя, отменены очередные и дополнительные отпуска с заменой их денежной компенсацией, введены сначала всеобщая трудовая повинность, затем трудовая мобилизация с последствиями уголовного наказания за опоздание на работу или самовольное ее оставление. Население республики в принудительном порядке привлекалось к разного рода общественно-полезным работам: на лесозаготовки, торфоразработки, расчистку площадей под строительство. Тяжелым испытанием для жителей Татарстана стало строительство Волжского оборонительного рубежа, возведенного в короткие сроки с целью подготовки территории на случай возникновения реальной опасности проникновения врага в тыл страны.

В кратчайшие сроки работа всего народного хозяйства республики была перестроена. В соответствии с утвержденным мобилизационным планом предприятия, выпускавшие гражданские изделия, переключились на выпуск необходимой военной продукции. Фабрика кинопленки им. Куйбышева (ПО «Тасма») начала производство новых видов авиационной пленки. Завод «Серп и молот» освоил выпуск металлорежущих станков. Большие военные заказы получили заводы искусственной кожи, кетгутный, пишущих машин. Меховой комбинат наладил производство шапок-ушанок, рукавиц, унтов, шлемофонов для воинов. Комбинат «Спартак» поставлял для бойцов армейскую обувь.

Кроме того, Татарстан в военные годы принял и разместил на территории республики более 70 эвакуированных промышленных заводов и фабрик из центральных и восточных регионов страны. Среди них – крупнейшие: Московский авиационный, Ленинградский авиационный, Ленинградский металлообрабатывающий, Московский часовой и другие заводы. Вместе с предприятиями в республику эвакуировалось и население. Уже к весне 1942 г. число прибывших в республику достигло 266 тысяч человек.

На работу в Казань были переведены и видные конструкторы военной техники А.Н. Туполев, С.П. Королев, С.А. Чаплыгин, В.М. Петляков, В.П. Глушко и др. Ставшие жертвами незаконных репрессий еще до войны, они в качестве «спецконтингента» казанских тюрем работали на площадях местных авиационных заводов в так называемых шарашках над запуском в серийное производство пикирующего бомбардировщика Пе-2 (В.М. Петляков); созданием пульсирующего ускорителя УС (Б.С. Стечкин, Г.Н. Лист), совершенствованием новых типов дизельных двигателей для тяжелых самолетов (А.Д. Чаромский). Но главным достижением авиаконструкторов стала разработка и применение на самолетах Пе-2 реактивного двигателя, созданного в результате совместного труда В.П. Глушко и С.П. Королева.

Закономерным результатом величайшего самопожертвования рабочих Татарстана стало создание в республике мобильной военной экономики. На фронт поставлялось свыше 600 наименований оружия, боеприпасов, снаряжения: снаряды и взрыватели, патроны и бомбы, авиационные приборы и парашюты, десантные суда, средства связи. Некоторая продукция казанских предприятий была поистине уникальной. Например, кетгутный завод – единственный в стране изготавливал медицинские нити для операций. Завод имени С.П. Горбунова был единственным поставщиком бомбардировщиков Пе-2 и Пе-8. Каждый шестой боевой самолет, выпущенный в годы войны, получил путевку в небо в Казани.

В целом, валовая продукция Татарстана за военный период увеличилась в 2,2 раза, составив в 1945 г. 219% по сравнению с 1940 г. Преимущественное развитие получила тяжелая промышленность, удельный вес продукции которой представлял более 2/3 всей промышленной продукции республики. Новые промышленные центры появились в гг. Елабуге, Чистополе, Мамадыше, Бугульме.

Продукция легкой промышленности, в силу объективных обстоятельств, осталась почти на довоенном уровне, но эта отрасль дала фронту около 200 наименований вещевого снаряжения и обмундирования для бойцов Красной Армии. Предприятия Татарстана ежедневно одевали полк, обували дивизию.

Событием поистине стратегического значения в военный период стало обнаружение промышленной нефти в республике. 6 августа 1943 г. близ села Шугуры мастерами-бурильщиками Г.Х. Хамидуллиным и Я.М. Буянцевым была добыта первая партия нефти. Через год, летом 1944 г. забил еще более мощный фонтан на второй скважине. Открытия военных лет, приведшие к началу добычи «черного золота» в регионе, на долгие годы вперед предопределили приоритетное развитие здесь нефтяной промышленности.

В чрезвычайно сложном положении в военные годы находилось сельское хозяйство Татарстана. Проведенная в стране коллективизация ликвидировала частные крестьянские хозяйства, но заменившие их колхозы и совхозы не успели укрепиться. Материально-техническая база аграрного производства республики была крайне низка, а с началом войны и вовсе перестала пополняться. Не хватало тракторов, машин, остро стояла проблема горючего, резко уменьшилось число лошадей, в связи с чем началось использование в качестве тягловой силы коров. Но, самое главное, некому было работать на полях. После проведенной в армию мобилизации сельское трудоспособное население республики сократилось более чем на одну треть. При этом размеры обязательных поставок государству сельхозпродукции устанавливались не из числа работающих в колхозах, а исходя из расчета пашни, закрепленной за ними.

Проблема дефицита рабочей силы в сельском хозяйстве решалась исключительно за счет интенсификации труда и ужесточения дисциплины. В 1942 г. для колхозников был определен обязательный минимум трудодней (100-150 – для взрослых, не менее 50 – для подростков), за невыполнение которого они могли быть привлечены к судебной ответственности. Реализация этого постановления поручалась возрожденным на селе политотделам. Они, наряду с райкомами ВКП(б), осуществляли политический и хозяйственный контроль над деятельностью колхозов и совхозов. Все произведенное в общественном производстве практически подчистую сдавалось государству. Для личного потребления оставалась только ничтожно малая продукция, полученная за трудодни, а также с приусадебного участка. По существу, решение задачи продовольственного и сырьевого обеспечения государства, поставленной перед сельским хозяйством республики, в военное лихолетье было в основном достигнуто благодаря жесткой системе государственного регулирования и мерам прямого администрирования по отношению к колхозному крестьянству. И все же за четыре года войны Татарстан поставил государству 131 млн. пудов хлеба, 39 млн. пудов картофеля и овощей, 56 млн. пудов мяса, 200 млн. литров молока.

При этом жизненный уровень самого населения был чрезвычайно низким. Острейшей проблемой все годы войны оставался жилищный вопрос. Бывший непростым и в довоенное время, он обострился еще более в связи с прибытием в республику эвакуированных. Под жилье приспосабливались общественные и производственные здания, помещения школ, дачные постройки. Под нажимом администрации местное население предоставляло часть своей площади приезжим. Многие рабочие и служащие из-за отсутствия помещений были вынуждены проживать на расстоянии 10-20 километров от места работы и добираться до нее по 2-4 часа. Средняя площадь на одного человека в Татарстане составляла 4 кв. метра, но нередки были случаи, когда на человека приходилось по 2-3 и менее квадратов.

Существенно сократилось производство товаров первой необходимости. Одежда, спички, соль, керосин и т.п. исчезли из продажи. Трудно решалась продовольственная проблема. Цены на свободном рынке были запредельными. Массовый характер приобрели хищения и растраты в сфере распределения, должностные нарушения чиновников при рассмотрении заявлений и жалоб от граждан. С целью обеспечения населения основными продовольственными и промышленными товарами была введена карточная система, но и она не могла удовлетворить необходимых требований граждан. К тому же нормированное снабжение распространялось только на жителей городов и представителей сельской интеллигенции. Колхозники были лишены этой поддержки со стороны государства. Выдача продовольствия крестьянам зависела исключительно от выработанных ими трудодней. А она по сравнению с довоенным периодом сократилась почти в три раза.

Однако, несмотря ни на что, люди верили в Победу и приближали ее, как могли. Даже свои скудные денежные и продовольственные запасы жители Татарстана расходовали так, что исхитрялись выделить из них средства на добровольно-принудительные займы и налоги, оплатить коммунальные услуги, участвовать в движении в помощь фронту, подписываясь на определенные суммы взносов. Правда, зачастую это происходило в ущерб себе и своей семье. Общая сумма средств, внесенных за военные годы гражданами республики в фонд обороны на вооружение Красной Армии, составила 262 млн. рублей. На личные сбережения людей были построены танковые колонны «Красная Татария», «Колхозник Татарии», авиадивизия «Совет Татарстаны», бронекатера, бронепоезда и т.д. Широкое распространение получило донорское движение, сбор теплых вещей и подарков для бойцов Красной Армии. В Татарстане было развернуто 70 госпиталей, где за военные годы прошли курс лечения около 334 тысяч раненых и больных воинов, 207 тысяч из них были возвращены в строй.

Наука и культура.

Делу разгрома врага была подчинена также деятельность представителей научной и творческой интеллигенции. В Татарстане поставленные перед наукой новые задачи решались в тесном взаимодействии местных ученых с лучшими научными кадрами страны, представлявшими Академию наук СССР. Решение о переводе академических учреждений было принято 16 июля 1941 г. За короткий срок в Казань были переведены ведущие институты системы Академии наук СССР: органической химии, неорганической химии, коллоидной химии, физических проблем, горючих ископаемых, физический, радиевый, энергетический институты, физиологический институт им. И.П. Павлова и др.

Всего в городе было размещено 33 научных учреждения и 1884 научных сотрудника, в том числе 39 академиков и 44 члена-корреспондента Академии наук СССР. Среди ученых – известные всей стране А.Е. Порай-Кошиц, Б.Д. Греков, Е.В. Тарле, Г.М. Кржижановский, С.И. Вавилов, А.Ф. Иоффе, А.Н. Несмеянов, С.М. Обнорский, П.Л. Капица, М.В. Келдыш, Н.Д. Зелинский и др. С августа 1941 г. вплоть до его перевода в Свердловск в мае 1942 г. в Казани размещался также Президиум Академии наук СССР.

Тематика научных исследований определялась условиями военного времени и необходимостью решения оборонных задач. Для координации и планомерного осуществления всех видов работ осенью 1941 г. была создана специальная Научно-техническая Комиссия (НТК) во главе с академиком О.Ю. Шмидтом. Под руководством Комиссии эвакуированные научно-исследовательские учреждения в период пребывания в Татарстане осуществили ряд важнейших разработок, имевших стратегическое значение.

В лабораториях Физического института АН СССР (ФИАНа) теоретические изыскания академиков Л.И. Мандельштама, Н.Д. Папалекси, В.А. Фока и др. нашли применение при создании всевозможных радиотехнических приборов. Научные сотрудники работали над повышением методов борьбы с радиопомехами, совершенствованием системы радиопеленгаторов, помогавших определять расположение основных позиций артиллерии противника и т.д.

Большую работу проделала Акустическая лаборатория этого института во главе с Н.Н. Андреевым. Ученые изучали акустические тралы – мощные источники звука в воде, способные вызывать взрывы акустических мин на расстоянии, безопасном для тральщиков. Кроме того, здесь была разработана и подготовлена аппаратура для дистанционного подрыва мин.

Оборонные проблемы стали основными в Ленинградском физико-техническом институте (ЛФТИ). Исследования выдающегося физика, академика А.Ф. Иоффе содействовали успешному выполнению многих государственных заданий. В частности, его достижения в области физики металлов использовались партизанскими отрядами. Чтобы обеспечить партизанские рации электроэнергией, по его предложению были сконструированы котелки с дном из термоэлементов.

Важные проблемы разрабатывались в лаборатории динамики материалов, которой руководил В.П. Куприенко. После приезда в Казань в январе 1942 г. профессора И.В. Курчатова руководство лабораторией было передано ему. И.В. Курчатов со своими единомышленниками Л.И. Русиновым и Л.М. Шестопаловым предложили и внедрили в производство принципиально новую броню для самолетов, основанную на изменении конструкции защитного слоя металла. В Казани же И.В. Курчатов продолжил начатые еще до войны опыты по исследованию цепных ядерных реакций на быстрых нейтронах. Именно они положили начало созданию отечественной атомной промышленности. Решение правительства о постановке работ по урановой проблеме нашло свое организационное отражение в приказе по казанской группе ЛФТИ от 14 августа 1943 г., когда была образована специальная лаборатория № 2 Академии наук СССР. Позднее лаборатория была преобразована в Институт атомной энергии, носящей имя И.В. Курчатова.

Значительные работы проводились также в Институте машиноведения (ИМАШ). На базе этого научно-исследовательского учреждения была создана Комиссия помощи фронту, председателем которой стал академик Е.А. Чудаков. Соответственно, основными проблемами, над которыми трудились его научные сотрудники, были в первую очередь те, что были связаны с совершенствованием военной техники. Они предусматривали внедрение новой технологии производства деталей самолетов, разработку улучшенных сплавов для моторостроения и т.п. Эти вопросы решали Е.А. Чудаков, А.К. Дьячков, П.Е. Дьяченко, А.А. Бочвар. Не следует забывать также и того, что новейшие системы оружия разрабатывали уже упоминавшиеся ранее, видные ученые-конструкторы А.Н. Туполев, С.П. Королев, С.А. Чаплыгин, В.М. Петляков, В.П. Глушко и др.

С большой интенсивностью в годы Великой Отечественной войны трудились и казанские ученые. Их деятельность в значительной степени была направлена на решение местных производственных задач: более целесообразное использование природных ресурсов края, получение новых материалов и продуктов, необходимых фронту и тылу и т.д. Так, исследования известного химика, профессора Б.А. Арбузова позволили улучшить качество и морозостойкость каучука, что имело огромное значение для обеспечения бесперебойной работы военного транспорта в зимнее время. Профессора Г.Х. Камай и М.И. Беляева занимались совершенствованием технологии получения новых видов крайне нужного в военной медицине шовного хирургического материала – кетгута. Академик А.Е. Арбузов, разрабатывая проблемы фосфороорганических соединений, получал вещества, игравшие важную роль в производстве оптических приборов для орудийных систем, а также в создании новых видов лекарств.

Выдающимся событием в мировой науке стало открытие казанским физиком Е.К. Завойским в мае 1944 г. явления электронного парамагнитного резонанса. За открытие, имевшее мировое значение, ученый был избран действительным членом АН СССР, ему была присуждена Ленинская премия. В физике парамагнитный резонанс, став мощным методом научных исследований, положил начало новому направлению – магнитной радиоспектроскопии.

Большую работу проводили местные биологи. Профессор М.В. Марков к лету 1942 г. закончил разработку темы о дикорастущих лекарственных растениях нашего края. Составление иллюстративного справочника, призванного облегчить организацию сбора жизненно важных в военное время трав и цветов, позволило привлечь к этой работе учащихся школ, студентов, домохозяек. Профессор Н.А. Ливанов совместно с работниками комиссии Академии наук по изысканию пищевых ресурсов предложил технологию производства пищевых белков и витаминов из моллюсков, вылавливаемых в реках республики, что являлось большим подспорьем в условиях продовольственного дефицита.

Важное народнохозяйственное значение имели научные изыскания геологов республики. Горячим поборником интенсивного освоения минерально-сырьевой базы Татарстана был профессор Л.М. Миропольский. Он первым предпринял попытку выявить возможность производства новых строительных материалов. В частности, с его подачи началось более широкое применение гипса как в строительстве, так и в сельском хозяйстве для производства минеральных удобрений. Доцент Е.И. Тихвинская, защитившая в военные годы докторскую диссертацию, занималась изучением проблем нефтеносности недр нашего края.

Эффективные методы лечения раненых были предложены профессорами В.А. Гусыниным, Ф.Г. Мухамедьяровым, А.Г. Терегуловым. Настоящим открытием в медицине стал открытый выдающимся казанским хирургом А.В. Вишневским метод местного обезболивания и новокаинового блока.

Многие производственные задачи в Татарстане решались благодаря коллективной работе ученых казанских и академических учреждений. Новой формой организации такого сотрудничества в военный период стали региональные комиссии, позволявшие комплексно и глубоко решать любые проблемы. В июне 1942 г. по примеру других регионов в Казани была образована Комиссия по мобилизации ресурсов Среднего Поволжья и Прикамья на нужды обороны. Возглавил Комиссию вице-президент АН СССР Е.А. Чудаков.

В военный период продолжались научные исследования и ученых гуманитарного профиля. Правда, задачи, поставленные перед ними, отличались от тех, что выполняли научные сотрудники естественно-биологических и технических наук. Если последние находили непосредственное применение в оборонной промышленности и народном хозяйстве страны, то историки и филологи были задействованы на идеологическом фронте. В числе представителей гуманитарных наук, работавших в Татарстане, следует отметить Н.И. Воробьева, А.Н. Вознесенского, М.Х. Гайнуллина, Х.Г. Гимади, Л.З. Заляя, М.А. Фазлуллина, Н.Ф. Калинина, В.Н. Хангильдина и др.

Таким образом, исследования ученых, научная мысль в Татарстане в годы Великой Отечественной войны работали, прежде всего, на оборону. Технические специалисты осуществляли руководство производственными процессами. Обществоведы поднимали моральный дух советских людей, ориентировали на Победу. Признанием вклада научной общественности в дело защиты Родины стало создание Казанского филиала Академии наук СССР в республике. Решение об этом было принято правительством 13 апреля 1945 г.

Коренной перестройке в годы войны подверглась и работа образовательных учреждений республики. В школах в связи с нехваткой помещений дети учились в основном в три смены, не было в достаточном количестве школьных принадлежностей: учебников, тетрадей, карандашей. Из-за материальной необеспеченности, отсутствия одежды и обуви усилился отсев учащихся, в некоторых школах он достигал 40%. Сложное положение сложилось с педагогическими кадрами. В 1941-1942 гг. из 8444 учителей республики, занятых в 5-10 классах, только 1517 учителей имели высшее образование, а 352 – даже не закончили среднюю школу. Тем не менее все усилия педагогов были направлены на выполнение закона о всеобуче. Школьникам по мере возможностей оказывалась социальная помощь. Ученики старших классов своими силами ремонтировали школьное оборудование, выезжали на дровозаготовки и т.п.

Изменения коснулись и учебных программ. В них основной акцент был сделан на усиление патриотической составляющей в деятельности школы. Для стимулирования учащихся были введены экзамены на аттестат зрелости, учреждены золотая и серебряная медали за успехи в учебе.

В высших учебных заведениях республики более заметна стала ориентированность обучения на практические нужды, особенно при подготовке будущих врачей, химиков, геологов. Для восполнения кадров специалистов в начале войны были введены планы с сокращенными сроками учебы, но эта мера не оправдала себя, и уже с 1942/1943 гг. ВУЗы вернулись к довоенным учебным планам. Всего за военный период высшая школа Татарстана подготовила и выпустила свыше шести тысяч специалистов. Появились новые институты, новые факультеты: в 1944 г. в составе историко-филологического факультета КГУ было открыто специальное отделение татарского языка и литературы, в 1945 г. – основана Казанская консерватория, восстановлен Казанский институт инженеров гражданского строительства.

Большое место в жизни учащихся и студентов занимала общественная нагрузка. Молодые люди оказывали посильную помощь колхозникам на полях, шефствовали над ранеными в госпиталях, организовывали лекции и концерты, собирали лекарственные травы, проводили субботники и воскресники.

В политической мобилизации на отпор фашизму важное значение имела деятельность работников творческих профессий. Для национальной интеллигенции приоритетными являлись темы героизма советских людей на фронтах войны и их самоотверженный труд в тылу. Многие татарские писатели с оружием в руках отстаивали независимость Родины. 25 человек из 53 членов Союза писателей Татарстана уже в первый военный год ушли на фронт: Муса Джалиль, Фатых Карим, Абдулла Алиш, Адель Кутуй, Сибгат Хаким, Наби Даули и др. Большая группа татарских писателей – около 15 человек – в 1942-1943 гг. были командированы в редакции татарских фронтовых газет. Литсотрудниками в них являлись Мирсай Амир, Шараф Мударрис, Шайхи Маннур, Афзал Шамов, Риза Ишмурат, Мухаммет Садри.

Не все они смогли вернуться. Свои жизни за свободу Отечества отдали 30 писателей республики. В жестоких схватках с врагом погибли писатели М.Аблеев, А.Аитов, А.Алиш, М.Ахметгалиев, К.Басыров, Н.Баян, М.Вадут, Ш.Гарай, М.Гаязов, Р.Ильяс, Х.Кавеев, А.Камал, Ф.Карим, А.Кутуй, В.Мифтахов, Х.Музай, М.Мустафин, Г.Нигмати, Х.Рахман, Р.Саттар, Д.Фатхи и др.

Символом татарской поэзии военных лет по праву является имя Мусы Джалиля. Летом 1942 г., во время попытки вырваться из окружения в районе станции Мясной Бор М. Залилов (Джалиль) – в то время корреспондент газеты «Отвага» 2-й Ударной армии Волховского фронта – был ранен и попал в плен к фашистам. Находясь в концентрационном лагере, он продолжил борьбу в составе подпольной организации; однако выданный провокатором, оказался в заточении. Будучи приговорен к смертной казне, поэт в камере следственного изолятора создал цикл стихов «Моабитская тетрадь» глубоко патриотического содержания. В 1956 г. М. Джалилю было присвоено имя Героя Советского Союза, а через год – за литературное творчество – ему, первому среди поэтов, была присуждена Ленинская премия.

Активную идеологическую работу среди населения проводили оставшиеся в тылу писатели: устраивали литературно-художественные вечера, выступали в печати, по радио. Не оставляли они и собственно литературного труда, создавая произведения патриотической направленности. За годы войны Татарское книжное издательство выпустило 220 книг писателей и поэтов общим тиражом свыше 1,5 млн. экземпляров.

В татарской прозе военных лет преобладали малые формы: очерки, рассказы. Значительное развитие получил жанр боевой публицистики. Наибольшей известностью пользовались рассказы «Артиллерист Сулейман» К.Наджми, «Сержант Хайруллин» Г.Баширова, «Ночная встреча» Г.Насретдинова, «В зимнюю ночь», «Их было трое» И.Гази, «Единство», «Сильнее смерти», «Солдат Хайрулла» А.Абсалямова, «В бурную ночь» А.Шамова, «Марат» Ш.Камала; повести «Записки разведчика», «В весеннюю ночь» Ф.Карима, «Приключения Рустема» А.Кутуя.

Более 20 поэмами и сотнями стихотворений был представлен поэтический жанр. В военный период были написаны такие произведения, как «Сын Волги», «Снайпер», «Гармонь с колокольчиками», «Жена партизана» Ф.Карима, «Артиллерист Вагап» Ш.Мударриса, «Хаят апа», «Фарида» К.Наджми, «Русская девушка» Н.Арсланова, «Песнь о храбром танкисте Петре Новикове» А.Исхака и др.

В области драматургии также был создан ряд новых пьес, самой популярной из которых была работа М.Амира «Минникамал», посвящённая труду колхозников в военное лихолетье.

Успешно работали над новыми произведениями и писатели русской секции Союза писателей Татарстана – М.Елизарова, Б.Зернит, И.Субботин, Е.Верейская.

В то время как большая часть татарских писателей была направлена на фронты, в Татарстан прибыли большие группы эвакуированных русских и зарубежных писателей. Центральные власти менее всего были озабочены сохранением лучших сил татарской национальной интеллигенции. Приехавшие были сосредоточены в основном в городах Казани и Чистополе. В Казани обосновались А.А. Фадеев, М.И. Алигер, В.М. Бахметьев, в Чистополе - М.В. Исаковский, К.А. Тренев, Л.М. Леонов, К.А. Федин. Вместе с известными советскими литераторами в республике жили и трудились писатели-антифашисты Жан Ришар Блок из Франции, Джиованни Джерманетто из Италии, Иоганнес Бехер, Вилли Бредель, Клара Блюм из Германии, Сесар Арконада из Испании, Леон Пастернак из Польши. Все они впоследствии с теплотой вспоминали о Татарстане. А сюжеты, связанные с их жизнью в республике, прочно вошли в произведения военных лет, навсегда оставшись в летописи советской и мировой литературы.

Интересам достижения победы над врагом была подчинена деятельность работников изобразительного искусства. С первых дней войны художники приступили к организованному выпуску политических и военных плакатов. В них показывался героизм воинов, трудовые подвиги тружеников тыла, разоблачались мифы фашистской идеологии. В Татгосиздате выполнялись плакаты по рисункам казанских мастеров Б.М. Альменова, А.М. Родионова, Н.М. Сокольского, Р.Ф. Сайфуллина, Э.Б. Гельмса.

Кроме типографского плаката, в Казани вручную, в технике трафарета, было изготовлено около 170 номеров «Окон сатиры». Инициаторами их выпуска стали художники И.Е. Бобровицкий, Н.М. Сокольский и поэт Бруно Зернит. «Окна сатиры» выходили по 4 номера ежемесячно, тиражом до 300 экземпляров. Эти плакаты являлись самыми оперативными и общедоступными. Они устанавливались во всех многолюдных местах города и отражали последние события внутренней и международной жизни.

Продолжал ось в военные годы и оттачивание мастерства художников через создание новых полотен. Большинство из них были написаны на военно-патриотические темы. Кисти В.К. Тимофеева принадлежали полотна «Слушают сводку Совинформбюро», «В рабство»; Д.Г. Булата – «Подразделение Героя Советского Союза т. Батыршина в штыковой атаке»; Г.А. Рахманкуловой – «Портрет Саразеевой, матери фронтовиков»; К.Е. Максимова – «Заготовка торфа», «Помогают взрослым», «Эвакуированные в колхозе»; И.А. Новоселова – «Оборона Казани»; Г.П. Каткова – «Всевобуч в Казани». В станковой скульптуре работал известный татарский мастер С.С. Ахун, выполнивший две значительные скульптурные композиции «Лэгьнэт!» («Проклятье!») и «Жину» («Победа»). Б.И. Урманче в годы войны проживал в г. Алма-Ате; часть его творчества тоже посвящена военной тематике, в частности им были написаны такие сюжетные полотна, как «Возвращайтесь с Победой», «В госпитале», «Портрет снайпера Афанасьева».

Важно отметить, что, несмотря на отдельные попытки национальных художников не потерять своего лица и продолжить заложенные в предвоенные годы традиции, татарское изобразительное искусство пострадало в военный период весьма ощутимо. Не вернулись с поля боя уже сформировавшиеся мастера и молодежь, только начавшая свой путь в искусстве и потому полная творческих планов. В годы войны погибли на фронтах Н.К. Валиуллин, П.М. Байбарышев, Л.Н. Александров, А.Г. Силантьев, Ю.С. Зиновьев, В.И. Гурьев, Г.Я. Мусин и др. Для тех же, кому посчастливилось остаться в живых, военная тема надолго стала определяющей в творчестве. Среди них – Х.А. Якупов, М.У. Усманов, Л.А. Фаттахов, В.И. Куделькин. Лишь по прошествии некоторого времени они смогли обратиться к другим сюжетам.

В едином строю со всем народом приближали окончание войны композиторы. Они создавали произведения в основном на оборонные темы. Из 108 произведений, написанных в этот период, 72 являлись военно-патриотическими. Наибольшее развитие в начальный период войны получили песни, марши. Особенно любимы были населением песни «За Родину!», «На войну, товарищи» на музыку М.Музафарова; «Кровь за кровь!» Дж.Файзи; марш «Родина» для симфонического оркестра и Суворовский марш для духового оркестра С.Сайдашева; походный марш Дж.Файзи; «Ополченческий марш» В.Виноградова.

В годы войны композиторы обращались и к крупным музыкальным формам. В этот период были созданы оперы  Н.Жиганова «Ильдар», «Туляк»; М.Музафарова – Зульхабира»; М.Юдина – «Фарида»; балеты Н.Жиганова «Фатых», «Зюгра». Дальнейшее развитие получила симфоническая музыка, представленная произведениями М.Музафарова, Н.Жиганова, З.Хабибуллина. Кроме того, татарская музыка ознаменовалась появлением нового жанра – музыкальной комедии. Композитор Джаудат Файзи создал два произведения: «Башмачки» по либретто Т.Гиззата и «Чайки» по либретто А.Файзи.

Многие композиторы сражались в рядах действующей армии. С оружием в руках боролись против фашистов Х.Абдульменов, Х.Валиуллин, М.Латыпов, И.Шамсутдинов. Были и безвозвратные потери. Молодой, талантливый композитор, автор первого татарского балета «Шурале», ставшего одним из репертуарных балетов не только в Татарстане, но и во многих странах мира, Фарид Яруллин героически погиб осенью 1943 г. при выполнении боевого задания.

Поддержанию высокого морального духа населения способствовали своей работой театральные коллективы. С началом войны в их репертуаре появились новые патриотические произведения: «Парень из нашего города» К.Симонова о борьбе в республиканской Испании, «Фельдмаршал Кутузов» В.Соловьева о событиях Отечественной войны 1812 г. С созданием пьес на тему Великой Отечественной зрителям были показаны «Фронт» А.Корнейчука, «Марьям» Н.Исанбета, «Минникамал» М.Амира.

Патриотическая тема стала преобладающей в Театре оперы и балета. В военные годы были поставлены оперы Н.Жиганова, М.Юдина, музыкальные комедии Дж.Файзи. Одним из самых значимых событий в истории театра стала премьера 12 марта 1945 г. первого татарского балета «Шурале» Ф.Яруллина, готовившегося к постановке ещё перед войной. Первый национальный балет до сих пор является лучшим произведением этого жанра в татарской музыке.

Большое место в работе казанских театров занимала концертная деятельность, которая проходила в колхозах, в госпиталях, на передовой. На фронт выезжали 18 творческих бригад работников искусства Татарстана, всего они провели около 2000 концертов и дали почти 70 спектаклей.

Таким образом, жители Татарстана с честью и достоинством вынесли испытания военного лихолетья и внесли существенный вклад в общее дело разгрома фашизма. Тысячи уроженцев республики отдали свои жизни за мир на земле. Их имена навсегда останутся в памяти поколений. Величайшую самоотверженность проявили труженики тыла. В то время как фронтовики громили неприятеля на полях сражений, их родные и близкие, испытывая огромные трудности и лишения, дни и ночи напролет работали на создание прочного экономического и культурного фундамента для достижения Победы.

 

Источник: Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ

Обновлено 12.04.2018 14:57
Copyright © 2003-2018
Обнаружили ошибку? Выделите слово или предложение и нажмите CTRL+ENTER
Яндекс цитирования