Спасское. «Мой маленький Рим»

1-1

 

Попив чаю, Елена Денисьевна привычно присела в кресло с вязанием. Пётр Иванович же с тревогой стал вглядываться в кухонное окно на резвый родник:

– Глянь, матушка дорогая. Ничто этому ключу не помеха – ни ветер, ни февральская метель. Течёт себе круглый год и бед не ведает. Я же, напротив, озабочен сильно – как ехать в такую погоду в Симбирск? Но любое старание употреблю, дабы людям нашим спасским доброе дело сделать.

– Не беспокойся, милый, авось до пятницы разведрится. Дело‑то благое, Бог не оставит…

Такой диалог вполне себе мог состояться в Спасском, в усадьбе Рычковых, 1 февраля 1770 года между Петром Иванови­чем и его второй супругой Еленой Денисьевной накануне его отъез­да в Симбирск. Именно оттуда, с завода Глазкова, он привёз в своё село для колокольни храма Возне­сения Господня колокол в 9 пудов, заплатив литейщикам 9 рублей.

8 августа 1743 года видному учё­ному XVIII века, первому среди «природных» (этнических) рус­ских члену-корреспонденту Пе­тербургской академии наук, зачи­нателю экономической географии в России, историку Петру Ивано­вичу Рычкову за исследования природных богатств Башкирии и Южного Урала была определена в вечное пользование земля в раз­мере 1040 десятин в Оренбургской губернии. Именно на этой земле было основано село Ключи, поз­же его назвали Спасское, потому как именно в этот день отмечается Медовый Спас. Спасский период оказался для него самым плодотворным и многоплановым. «Мой маленький Рим» – так называл Спасское Пётр Иванович. Сегодня от построенного им здесь виноку­ренного и медеплавильного заво­дов, пасеки ничего уже, к сожале­нию, не сохранилось. Но главное, каждый житель села знает, что его основал человек «великого разу­ма». Вначале хозяин бывал в селе наездами, а с 1760 по 1770 год стал здесь жить постоянно. На его сред­ства по проекту оренбургского архитектора Иоганна Вернера Мюллера в селе была построена церковь.

1-2

1-3

 

Сегодня то, что осталось от храма Вознесения Господня, стоит молчаливым укором потомкам в середине села Спасское. И лишь благодаря пожертвованиям прихожан удаётся сохранять церковь от дальнейшего разрушения.

ВСЕМ ГОСТЯМ – ПО ТЫКВЕ

Село Спасское – удивительно красивое место в Бугульминском районе, раскинулось у подножия холмов Бугульминской возвышен­ности. Даже в дни поздней осени, когда на деревьях уже ни листоч­ка и солнце не одаривает хотя бы одним лучиком, здесь светло и спокойно. Встретив нас у входа в церковь и отпирая дверь, Ан­тонина Ишкова, глава Спасского сельского поселения, и Екатерина Фархутдинова, её заместитель, рассказывают:

1-6

– Восстановительные работы в церкви ведутся на пожертвова­ния, здесь даже купель появилась. Летом 2016 года впервые за 100 последних лет прошло крещение, и венчание одно было. А на празд­ники здесь народу – не протолкнуться. Оживает наша церковь…

На лавке у арки, отделяющей трапезную часть церкви от ос­новной, в той самой зале, где за­хоронены Пётр Иванович Рычков и его сын Андрей, лежат яркие огромные тыквы. Это местные огородники принесли, объясняют наши гиды:

– Здесь так принято. У кого бо­гатый урожай, делится с другими прихожанами. Хотите – и вы мо­жете взять с собой в Казань.

СПАССКАЯ ЗАГАДКА

– Да, церковь сильно разруше­на, а вот встаньте-ка сюда, и вы сможете увидеть на сводах купола несколько ликов Иисуса Христа. Настоящая загадка – со дня нача­ла восстановления они проявля­ются всё ярче. Раньше их вообще не было видно, – говорит Екате­рина Евгеньевна.

1-5

– А акустика какая, слышите? – Антонина Васильевна шепчет, но её прекрасно слышно из дру­гой залы. – Приезжали тут к нам несколько лет назад учёные из Санкт-Петербурга. Так они пла­кали, всё гладили стены церкви, приговаривая, что место это осо­бенное – намоленное и светлое.

Несколько лет назад храм был признан памятником куль­турного наследия регионального значения. По факту это оберну­лось тем, что хозяина у него сегод­ня нет. И стоит он никому, кроме прихожан, ненужный. Интересно, во времена Рычкова было бы та­кое возможно?

ОТЕЦ СРЕДНЕРУССКОГО ПЧЕЛОВОДСТВА

Пётр Иванович, кроме теоре­тических наук, в Спасском все­рьёз увлһкся прикладной наукой. В частности, изучением пчёл. Да, в России и до него о пчёлах печа­тались статьи зарубежных авто­ров, но они не всегда соответство­вали действительности, потому как в Татарстане и Оренбургской области «работала» другая – сред­нерусская порода пчёл. Пётр Ива­нович через наблюдательные окна в экспериментальном улье изучал жизнь маленьких труже­ниц и их уклад. В 1767 году была даже опубликована его большая статья «О содержании пчёл», за­тем вышли три добавления к ней. В своих работах учёный подвергал критике существовавшие о пчёлах предрассудки и опровергал их: «Сие есть, что я в рассуждениях пчёл от простых пчеляков полу­чить мог. Не могу умолчать, что о cтоль чудном животном осталось весьма ещё много достаточно к рассмотрению и удивлению».

ЛЕГЕНДА ПОДЗЕМНОГО ХОДА

Говорят, что церковь и почти разрушенную часовню на мест­ном кладбище, в которой захо­ронены представители женско­го рода Рычковых, соединяет 900-метровый подземный ход. Уроженец Спасского, доктор педа­гогических наук, академик, писа­тель и краевед Анатолий Ефремов даже привозил в село Виктора Ситникова, очевидца, который ещё ребёнком с друзьями через этот ход проходил. А потом опи­сал его рассказ: «Своды в неко­торых места были деревянными, в иных – даже кирпичными, по­зволяли идти, не сгибаясь. Всю­ду была глина, но сухо. Кое‑где попадались ниши, похоже при­готовленные для захоронений. Пробираясь всё дальше и дальше, мальчики стали побаиваться… Они прошли около километра, когда вышел из строя фонарик, да и свеча тоже догорала. И тут появились ступеньки, которые вели вверх. Пройдя по ступенькам метров 8 или 10, ребята оказались в склепе, в котором находились три гроба, установленные на по­стаментах из кирпича. Подростки вспоминали, что доски гробов были очень толстые и как буд­то просмоленные чем-то. Один обит зелёным бархатом, просма­тривалось шитьё золотой нитью. Из склепа ещё 3‑4 ступеньки вели вверх, к часовне, но вход в неё оказался забит досками. Ребя­та оторвали доски и выбрались на поверхность. В интернат при школе, где они тогда жили и учились, шли напрямую, остав­ляя на снегу следы. Утром по этим следам учителя и обнаружили, что произошло».

Тогда же привезённой с карье­ра щебёнкой мужики засыпали вход в подземелье… Так что суще­ствование подземного перехода из старой церкви на кладбище- не слух, считают сельчане.

 

1-10

1-8

Изначально село Спасское носило название Ключи. По середине села протекал ручей, самый мощный на всей Бугульминской возвышенности. Говорят, под его водой даже колёса телеги полностью скрывались. Теперь, конечно, Спасские ключи не такие полноводные, однако не менее красивые.

1-11

По этой винтовой лестнице поднимался звонарь, чтобы собрать сельчан на службу, возвестить о литургии или великом празднике.

1-9

1-7

– Понятно, что эта мини-арфа не из крестьянского дома. Предположительно, она принадлежала семье Рычковых. Детей у них было много, и большое внимание уделялось их воспитанию, в том числе музыкальному, — рассказывает руководитель школьного историко-краеведческого музея Рузалия Низамова.

 

КАК ДОБРАТЬСЯ:

Выезд из Бугульмы в юго-восточном направлении, в сторону Бавлов и Оренбурга. На перекрёстке с круговым движением с объездной вокруг города (автодорога Р-239) повернуть направо, а через 500 метров – налево, по указателю «Спасское, Татарская Дымская». После этого через 9 км – налево, в центр села Спасское, ещё через 800 ме­тров – направо. Церковь будет слева от дороги.

ЧТО ПОСЕТИТЬ:

Непременно церковь Вознесения Господня, ча­совенку на местном кладбище, Спасские ключи и историко-краеведческий музей имени Петра Рычкова в Спасской начальной школе.

 

Журнал "Татарстан", 2018.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Последнее обновление: 3 декабря 2019, 14:56

Все материалы сайта доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International
Яндекс цитирования