Музей истории Свияжска

Да, умели в XIX веке красиво кокетничать, расставаться. А ещё любили писать письма. Особым, милым почерком. Это что‑то такое… очень личное. Чтобы получатель ощутил прикосновение отправившего. Галантный век…

 

История пронзительно-трога­тельная. Он воспитанник учи­тельского института Александр Артемьев. Она выпускница Ма­риинской гимназии Елизавета Слободская. И их невесомые, сен­тиментальные, нежные письма друг другу…

Пара сотен писем семьи Арте­мьевых-Слободских и 77 дневни­ков Александра Артемьева хра­нятся сегодня в Музее истории Свияжска. Они вели свою перепи­ску 30 лет! Удивительно, но дом этой семьи на улице Никольской сохранился до наших дней. Хотя практически вся гражданская застройка Свияжска была утра­чена в годы создания волжских водохранилищ...

Кстати, в самом начале отно­шений переписка влюблённой пары была тайной.

Почему, спросите?

 

 

 

 «Молодая девушка никогда не пишет мужчине, даже от имени своих родителей; лучше всего, если ни строчки, написанной ею, нет в руках мужчины, который не приходится ей родственником или который ещё не совершенно стар».

Это цитата из правил этикета, предназначенных для высших слоёв российского общества конца XIX века. «Жизнь в свете, дома и при дворе» из серии «Библиотека практических све­дений», впервые изданная в 1890 году в Санкт-Петербурге, содержит также этикет письма, тонкости переписки, рассказы­вает о приличиях, которые следует соблюдать. Несмотря на то что книга обращена к представителям дворянского сословия, содержащиеся в ней правила воспринимались как образец изящества, изысканности, утончённости, свойственных пе­риоду Серебряного века русской культуры.

 

О ЖИЗНИ УЕЗДНОГО ДВОРЯНСТВА

– Этот фасад дома тех самых Артемьевых-Слободских вос­создан на основе реально суще­ствующего дома в Свияжске, – рассказывает Ольга Малахова, экскурсовод Государственного историко-архитектурного и ху­дожественного музея-заповед­ника «Остров-град Свияжск».

– А это и есть Елизавета Слободская? – спрашиваем, любуясь прекрасной дамой, что смотрит на нас из окна. Хорошо сложена, открытый взгляд умных глаз, красивое строгое платье изумительного синего цвета, а в руках, конеч­но же, книга…

– Да, во многом благодаря её письмам создатели музея смогли воссоздать даже инте­рьер их дома. Представляете, какие тогда писали простран­ные письма! Как видите, пред­ставители уездного дворянства жили довольно-таки скромно. Но со вкусом…

Воспользовавшись разре­шением, заглядываем в окно дома Артемьевых-Слободских. В музейных стенах, надеемся, такое любопытство неприлич­ным не назовут.

Те, кто поскромнее, разгля­дывают фасад дома снаружи и обнаруживают на нём таблич­ку, датированную 1885 годом. Она означает, что сей дом за­страхован от пожара. Подоб­ные таблички можно увидеть на улицах многих старинных городов России и сегодня. Где‑то они керамические, где‑то метал­лические, но суть одна.

ПО СЛЕДУ ЗОЛОТОЙ ОРДЫ

– А теперь мы в почтовой кон­торе уездного города Свияжска. Вы можете присесть, написать что-нибудь своим близким, – продолжает Ольга Анатольев­на. – Вообще, прибывая в лю­бой мало-мальски значимый городок Российской империи, человек должен был обязатель­но зарегистрироваться именно в почтовой конторе. И письмецо домой черкнуть, ведь эсэмэсок раньше не было. Кстати, принцип работы российской почты прак­тически не изменился. И тогда письма взвешивались, правда, не на электронных весах. Мно­го написал – дороже будет сто­ить, мало – дешевле обойдётся. Так же клеились и гасились мар­ки, чтобы не было их повторного использования.

По одной из версий, за систему почтовых станций мы должны бла­годарить татаро-монгол. Ямы были учреждены в период Золотой Орды для её связи с окраинами. В России система, при которой на определён­ном расстоянии находились стан­ции, где курьер мог получить све­жих лошадей, пищу, кров, отдохнуть и двигаться дальше, сохранилась. Со временем слово «ям» выйдет из оборота, но «должность» ямщи­ка будет существовать ещё очень долго…

 

Подобные таблички можно увидеть на улицах многих старинных российских городов исегодня. Где‑то они керамические, где‑то металлические, но суть одна: они говорят о том, что дом застрахован от пожара.

 

 ШЕДЕВРЫ РУЧНОЙ РАБОТЫ

Вы заметили, что на улицах на­ших городов почти не найти по­чтовых ящиков? Теперь письмо или открытку лучше отправлять непосредственно в почтовом от­делении. А как их было прият­но писать и особенно получать! Мы ещё помним это чувство. А дети? Хорошо, если короткое бумажное письмецо черкнут пе­ред Новым годом Деду Морозу.

То ли в ностальгии дело, то ли в чём другом, но открывшаяся в Музее истории Свияжска в кон­це октября выставка «Более всего люблю я форму писем…» увлека­ет. Всё‑таки письмо – это шедевр ручной работы. Здесь представ­лены предметы из собрания Го­сударственного историко-архи­тектурного и художественного музея-заповедника «Остров-град Свияжск», имеющие отношение к культуре написания писем и системе их отправления.

С нами вновь Ольга Малахова. Не зная устали, она продолжает:

– Ещё со школьных лет зна­ем о знаменитых новгородских посланиях на бересте. Но бо­лее широкое распространение культура написания писем по­лучила в XIX–XX веках благо­даря развитию транспортной инфраструктуры. И надо ска­зать, что общение письменное, в эпистолярном жанре, было своего рода элитарным, потому что далеко не все в России были грамотными и владели письмом. Кроме того, существовала опре­делённая культура письма и даже отчётливые рекомендации были в учебниках – как правильно пи­сать письма. Сам почерк, манера сложить письмо, форма письма, качество бумаги говорили о ста­тусе человека, уровне его обра­зования и воспитания. Ну а со­держание, слог – об уровне такта и светскости.

ПИШИТЕ ДРУГ ДРУГУ. ОТ ЭТОГО ТЕПЛО

Кстати, на выставке кроме письменных принадлежностей XIX века и элементов советского «письменного» быта представле­ны реальные письма и открыт­ки из семейного архива всё тех же Артемьевых-Слободских. Здесь, в Свияжске, проживало несколько поколений этой семьи.

Бумажные письма можно хра­нить годами. Перечитывать их, чувствуя прикосновение напи­савшей руки. Наш век инфор­мационных технологий создал принципиально иной мир ком­муникаций. Но хочется ли пе­речитывать сухие электронные сообщения?

«В переписке нужно избегать острот и двусмысленностей и весьма смягчать выражения; письменная передача мыслей имеет большой недостаток, не обладая свойством передачи интонации голоса и выражения лица пишущего. А каждому известно, какое огромное значение имеет в разговоре тон и взгляд. Можно про­читать одну и ту же фразу с десятью разными интонациями, и каждый раз она будет иметь новый смысл.

Поэтому нужно писать с величайшей осмотрительностью и весьма снисходительно относиться к сведениям, сообщаемым в получаемых письмах.

Нужно всегда помнить, что устные слова говорятся на ве­тер и от них не остаётся следов, а то, «что написано пером, не вырубишь топором». Осторожный человек никогда не ре­шится письменно злословить о ком‑либо и никогда не позволит себе высказать слишком резкие мнения, могущие впоследствии обратиться ему во вред. Сплетни и пересуды должны быть полностью исключены из переписки; трудно представить себе, сколько неприятностей и даже несчастий может наделать одно какое-нибудь неосторожное слово, ибо замечание в одном письме тотчас порождает комментарии и передаётся в другом уже как нечто совершенно достоверное. Если бы люди были благоразумны, то, прежде чем отослать письмо, каждый спрашивал бы себя, может ли оно быть прочитано вслух всенародно без того, что­бы ему не пришлось краснеть за что-нибудь, написанное в нём. Слишком много писания губит людей ещё чаще, чем слишком большая болтовня. Поэтому хитрецы всегда пишут очень мало, а откровенные и простые люди пишут много, за что им иногда приходится расплачиваться...»

Из книги «Жизнь в свете, дома и при дворе»

 

 

 

Без такого бравого парня- почтальона вряд ли бы состоялся роман в письмах Елизаветы Слободской и Александра Артемьева. В наследство от них музею- заповеднику кроме писем достались настоящие сокровища – детские рисунки, дореволюционные игры и предметы быта.

 

 

 

Первые так называемые открытые письма появляются в России в 1870‑е годы. В 1909 году специальным распоряжением наименование «Открытое письмо» будет заменено надписью «Почтовая карточка». В самом начале открытка, или открытое письмо, являло собой некий типовой листок почтовой бумаги серо-белого цвета размером 9 на 12 см. С одной стороны – герб, марка, адрес, а с другой – место для письма. Интересно, что поначалу на открытке мелким шрифтом печаталось: «Почтовое отделение ответственности за содержание письма не несёт». Оформлением открыток занимались многие известные живописцы. Очень известны работы художницы Елизаветы Бём. Её работы пользовались популярностью не только в России. Работали в этом жанре и другие представители мира искусств. На выставке вы можете увидеть открытку авторства Бориса Кустодиева.

 

Почтовая контора Казани на углу улиц Покровской и Театральной. Сегодня это пятый корпус КНИТУ-КАИ, что на площади Свободы. Именно это место в ХIХ веке считалось географическим центром Казани, откуда шли верстовые столбы. Свой нынешний вид здание приобрело в 1957 году после кардинальной его перестройки.

 

Практически печатные буквы этого письма говорят о том, что адресовано оно ребёнку от отца, находящегося где‑то далеко по долгу службы. Между строк явно читается настоящая отцовская любовь и забота.

 

Это была всего лишь одна короткая экскурсия по выставке, связанной с забытым нами эписто­лярным жанром. Хотите ещё душевных и позна­вательных рассказов об истории острова-града Свияжск и его людях? Тогда вам в Музей истории Свияжска!

 

 

 Алсу Троицкая

 Фото: Александр Гайнутдинов

Журнал "Татарстан", 2019.

Последнее обновление: 4 декабря 2019, 12:09

Все материалы сайта доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International
Яндекс цитирования