Культура и наука ТАССР в 1920-1930-е гг.

Годы революции и гражданской войны для развития культуры народов были сложным и трагическим периодом. Целый ряд татарских писателей и поэтов, среди них и такие известные люди, пользовавшиеся широкой популярностью в народе еще до октября 1917 г., как Г.Исхаки, Р.Фахретдин, поэты З.Рамиев (Дердмэнд), Н.Думави, С.Рамиев, С.Сунчалей, после прихода к власти большевиков перестали писать.

Большой потерей для татарской советской литературы было эмигрирование Г.Исхаки. По причине невосприятия большевистской политики остались за границей Ф.Туктаров, Г.Терегулов, Р.Ибрагимов, поэтесса Сания Гиффат.

В начале 1920-х годов в мире татарской художественной литературы начинается борьба различных направлений не только за форму, но и за идеологию. Для периода гражданской войны в литературе были характерны темы фронта, войны, Красной Армии, военного коммунизма. Затем актуальными темами стали новая семья, заводы-фабрики, трудовой процесс, психология советского крестьянина, быт рабочего и др. Сменились не только темы и сюжеты в литературе, но также ее язык и стиль.

Надежда на скорое светлое будущее, духовный энтузиазм вдохновляли многих деятелей культуры. Несмотря на изменившиеся социально-политические условия, продолжала развиваться национальная литература. Заметной фигурой того времени стал Г.Ибрагимов. В 1920 г. он выпустил первую книгу трилогии «Безнең көннәр» («Наши дни»), драму «Яңа кешеләр» («Новые люди»), в 1923 г. была опубликована его повесть «Казак кызы» («Дочь степи»), в 1928 г. – роман «Тирен тамырлар» («Глубокие корни»).

Среди большого количества писателей, пришедших в татарскую литературу после 1905 г., наиболее выдающимися были Фатых Амирхан и Галимджан Ибрагимов. Ф.Амирхан в своих произведениях обнажил социальные контрасты современной ему действительности, отразил проблемы татарского общества начала ХХ в. На рабочую тему писали Ш.Камал, Ф.Амирхан, отражению крестьянской жизни были посвящены произведения М.Гали, Г.Тулумбайского, Г.Гали, Г.Минского, А.Шамова, А.Тагирова.

На тему военной жизни начал писать в 1919 г. свои повести и пьесы Ш.Усманов. В этот же период начали создавать свои произведения драматурги Т.Гиззат, М.Файзи – основоположник татарской музыкальной драматургии, автор бессмертной пьесы «Галиябану», поэт и прозаик К.Наджми, прозаик А.Шамов, сатирик Г.Тулумбайский, поэты А.Кутуй, М.Джалиль, внесшие немалый вклад в национальную литературу в период ее еще благоприятного, независимого от диктата власть имущих развития. Всеобщий интерес вызывали музыкальные драмы Ф.Бурнаша.

Музыкальные комедии на татарскую сцену принес К.Тинчурин, авантюрные жанры в татарскую драматургию – Ахмет-Тазетдин Рахманкулов.

Наиболее заметным среди молодых литераторов этого периода, по признанию специалистов, был поэт, прозаик и драматург Хади Такташ (1901–1931), обладавший большим разносторонним талантом, выступавший и как литературный критик и как публицист. Выступал против угнетения, неравенства и несправедливости. Его идеалом являлся герой-освободитель угнетенных («Гасырлар һәм минутлар»).

Относительно свободное развитие татарской литературы проходило в сложных противоречивых условиях. Во второй половине 20-х годов все сильнее становилось идеологическое давление коммунистической партии на писателей. В это же время проявились тенденции русификации татарской культуры и языка. Начавшаяся дискуссия относительно замены арабского шрифта латинским развернулась в 1927 г. и затронула вопросы татарской культуры и путей ее развития.

Творчество писателей Татарстана в 1930-х годах отличается от 1920-х годов своей тематикой. В произведениях преобладают темы фабрик и заводов, колхозов, вредительства кулаков, мулл, которые якобы, проникнув в колхозы, ведут работу по разложению их изнутри. В романах и повестях, поэмах и драматургических произведениях усиливается стремление к этническому изображению действительности. Молодые силы брали себе темы из жизни рабочих и крестьян. Однако разгул террора парализовал творческую жизнь писателей.

1920-е годы являются периодом интенсивных и напряженных поисков новых форм работы в театральном искусстве. Если в первые годы после двух революций было сильное оживление театральной жизни в Казани (с 1918 по 1920 гг. существовало около десяти профессиональных или полупрофессиональных и до тридцати самодеятельных трупп), то в последующие годы этот театральный энтузиазм начал затухать.

С лета 1923 г. на страницах периодической печати развернулась бурная дискуссия о соответствии задач театра новым идеологическим требованиям. Обсуждалось, как должны развиваться татарский театр, как использовать творческое наследие прошлого, какому стилистическому течению следует отдать предпочтение. Дискуссию открыла статья К.Тинчурина «Каким путем должен пойти татарский театр?». Известный драматург считал, что татарское сценическое искусство не должно отступать от принятого с первых же дней существования национального театра реалистического метода отражения действительности. В театральном искусстве были и чрезмерные увлечения отдельных лиц новыми течениями, что выражалось в критических выступлениях в периодической печати, отрицающих репертуар, творческий состав старого театра. В течение всего сезона 1923/24 г. не затихали споры вокруг театра. На страницах газет и журналов велись оживленные обмены мнениями о предназначении сценического искусства, о том, какой видится форма новых постановок. Так, открыто противопоставлял в своих статьях старый реалистический и новый театры А.Мазитов. Такого характера дискуссии продолжались вплоть до конца 1920-х гг. Много пояснений и рекомендаций по улучшению татарского драматического театра внес его главный режиссер Карим Тинчурин.

Сезон 1925/26 г. стал юбилейным в развитии татарского театра. Главный режиссер К.Тинчурин включил в состав коллектива лучших актеров: М.Мутина, З.Султанова, Б.Тарханова, Ш.Шамиля, С.Айдарова, Х.Уразикова, Г.Болгарскую, Ф.Ильскую, А.Арапову. Режиссерами назначались Г. Девишев, М.Магдеев. Под руководством композитора Салиха Сайдашева был организован оркестр из семнадцати музыкантов. В эти годы были поставлены интересные, привлекавшие внимание публики и критики спектакли: «Без ветрил», «Голубая шаль», «Американец», «Маленький брат» К.Тинчурина, «Переселение» Н.Исанбета, «Стенька Разин» В.Каменского, «Старик Камали», «Заблудшая девушка», «Безземельные», «Хусаин Мирза» Ф.Бурнаша, «Галиябану» М.Файзи, «Фатхулла хазрат» Ф.Амирхана. Проблеме разоблачения мещанства были посвящены постановки «Сенной базар», «Казанская девушка» К.Амира, «Свояки» Г.Тулумбайского, «Директор Джамилев», «Своячница» А.Кутуя и др.

Богатым репертуаром отличался Татарский драмтеатр и в конце 1920-х годов. В репертуаре театра 1928 г. насчитывалось 12 новых спектаклей, утвержденных худсоветом, в том числе и новых авторов. В портфеле театра были и произведения из жизни крымских татар и узбеков.

Театральное искусство творило в условиях государственного террора, достигшего кульминационной своей точки в середине 1930-х гг. и в Татарии. Усиленная идеологизация выдвинула свои требования перед искусством, в том числе и перед театром. Несмотря на разнообразный репертуар Татарского академического театра, отвечающий официальной установке, согласно постановлению Татарского обкома партии от 4 ноября 1933 г., предписывалось «осуществлять большее руководство работой драматургов». Театр должен был «приглашать в качестве консультанта русского художника-режиссера», посылать пьесы в Москву на утверждение ЦК ВКП(б). Эти установки неукоснительно претворялись в жизнь.

Неотъемлемой частью театрального искусства Татарстана был Казанский русский драматический театр, который «рос» в русле строительства социализма и «новой советской культуры», ставил спектакли политически острые, затрагивающие проблемы партийной жизни и подчеркивающие идейность советского человека. В то же время репертуар 1940 г. показывает разнохарактерную работу русского драматического театра, которую создали выдающиеся мастера сцены Ф.Григорьев, Н.Якушенко, Г.Ардаров и др.

В 1932 г. началась творческая биография Театра юного зрителя (ТЮЗ), возникшего при Центральном городском клубе пионеров. В 1934 г. создается Казанский театр кукол на основе любительского коллектива при Центральном городском клубе пионеров как первый государственный интернациональный театр кукол. Спектакли ставились на татарском и русском языках.

Характерная черта того времени – повышенный интерес к искусству. Этим можно объяснить в некоторой степени и появление «трамовского» движения, захватившего в 1920-х и 1930-х гг. всю страну. Репертуар театра отражал рабочую и общественную жизнь предприятий. Впоследствии «трамовские» спектакли оказались архаичными. «Трам» нуждался в обогащении форм. Тем не менее, он сыграл значительную роль в подъеме и развитии художественной самодеятельности. Самодеятельные коллективы были в то время сильным средством влияния на молодежь. Таким образом, в сложные 1920-е и 1930-е годы деятели культуры и публика искали ответы на возникающие в их сознании вопросы.

Татарская музыка на профессиональном уровне стала развиваться только после 1917 г. Ведь еще в начале ХХ столетия не было ни одного татарского музыканта с профессиональным образованием. Многовековая музыка татарского народа существовала лишь в форме устной традиции, представленной одноголосными песнями без инструментального сопровождения. В условиях социального и национального гнета развивалась преимущественно лирическая песня о тяжелой жизни. Профессиональная музыка, требующая особых условий для исполнительства и определенных социальных институтов, не могла получать развития. В творчестве первых татарских музыкантов, одаренных композиторов-самоучек, таких как З.Яруллин, Ф.Латыпов, С.Габяши наметились лишь первые ростки профессиональной музыки. Труды этих музыкантов явились почвой для развития творчества и исполнительского мастерства после Октября, когда духовное возрождение народа, строительство его театрально-музыкальной культуры стали предметом государственной заботы Татарского правительства.

Молодое правительство, созданное после образования ТАССР, принимало активные меры по подготовке преподавателей татарской музыки. Так, в 1921 г. Народный комиссариат просвещения принял постановление об организации 4-6 месячных курсов для будущих работников музыкальных школ, детских садов и единых трудовых школ. Казанский восточный музыкальный техникум, созданный на базе ранее существовавших двух музыкальных учебных заведений, во многом способствовал росту музыкального искусства в Казани. Сосредоточив лучшие музыкальные педагогические силы города, к 1925 г. он стал весомым музыкальным учебным заведением РСФСР. В 1927 г. здесь обучалось 258 человек, в том числе 59 татар.

В начале 1920-х гг. появляются песни нового жанра – с элементами «скорой городской», как отмечают музыковеды, быстрого темпа. В их число входит «Ком бураны», «Каз канаты», «Баламишкин», «Замана» и др. В 1920-30 гг. начинает формироваться музыкальный стиль татарской массовой и лирической песни в творчестве С.Сайдашева, М.Музафарова, Дж.Файзи, З.Хабибуллина, Ф.Яруллина, А.Ключарева.

На сцене театра ставятся спектакли с музыкальным оформлением С.Сайдашева, многие песни из этих постановок впоследствии стали постепенно народными. С.Сайдашев вводит в татарскую музыку новые формы: арии, дуэты, хоры. Он является также родоначальником татарской популярной оркестровой музыки. В 1920-1925 гг. композитор в числе своих произведений создает и «Балетную сюиту» для оркестрового исполнения. Музыкальная критика отмечала, что уже в первой половине 1920-х гг. он решил в своей музыке практически многие сложные проблемы, только еще поставленные жизнью перед деятелями молодых национальных музыкальных культур. В начале 1920-х гг. многое в музыкальном образовании держалось на горячем энтузиазме зачинателей советской культуры. Еще в 1920-е гг. были созданы С.Сайдашевым сочинения в жанре песни-марша, ставшего массовым явлением в советской музыке только в 1930-е гг. Музыкальное оформление С.Сайдашевым спектаклей Татарского драматического театра в начале 1920-х гг. стало принципиально важным явлением в татарской советской музыке.

В развитие молодой татарской музыкальной культуры значительный вклад внес и В.Виноградов. Крупным успехом музыкального искусства явилась первая татарская опера «Сания» (либретто самих композиторов), муз. В.Виноградова, С.Габаши, Г.Альмухаметова, поставленная на сцене Татарского государственного академического театра к годовщине 5-летия ТАССР.

В 1927 г. клавир и фотография исполнителей первой татарской оперы «Сания» были выставлены на международной музыкальной выставке во Франкфурте-на-Майне. Об особом внимании и интересе посетителей к опере «Сания» писала немецкая пресса, о чем сообщало в Казань «Общество культурной связи с заграницей». В 1927 г. этот же коллектив создал оперу «Эшче» (либретто М. Гафури).

Важным событием в музыкальной жизни Казани явилось открытие в 1939 г. Татарского государственного оперного театра. Театр искал новые пути развития национального искусства. Началась подготовка опер: «Алтынчэч» (либретто М.Джалиля, композитор Н.Жиганов), «Галиябану» (либретто А.Ерикеева, композитор М.Музафаров), «Сафа» (либретто А.Файзи, музыка Д.Файзи). С.Сайдашев работал над оперой «Наемщик» (либретто Т.Гиззата), З.Хабибуллин - над оперой «Кара кюзляр» (либретто М.Максумова), Ф.Яруллин - над балетом «Шурале» (либретто А.Файзи), Оранский – над балетом «Хаджи женится» (либретто Г.Тагирова).

В 1940 г. театральная критика Москвы дала высокую оценку операм «Качкын» («Беглец») и «Ирек» («Свобода») молодого композитора Н.Жиганова, как «несомненно, одаренного художника». Характеризуя его оперы, журнал «Театр» писал: «По своей эмоциональности, глубине музыкальных тем, оркестровке и техническому мастерству они могут с успехом состязаться с многочисленными произведениями современных русских композиторов».

Надо отметить еще одно величайшее произведение – первый татарский балет «Шурале» молодого еще тогда композитора Фарида Яруллина. Ф.Яруллину суждено было стать основоположником национального балетного искусства и вывести татарскую музыку на международную арену.

В популяризации музыкальной культуры большую роль сыграли Татарская государственная филармония, созданная в 1937 г., а также Ансамбль песни и танца Татарстана. 589 концертов, данных Татгосфилармонией за один 1940 г. ‑ показатель ее активной деятельности. Научной обработкой татарских народных песен и регулярным их изданием занимался Казанский кабинет музыкального фольклора, организованный в 1938 г. Уже через 1,5 года ему удалось собрать и создать фонограмму более 300 татарских народных песен дооктябрьского и послереволюционного периодов. По отчетам его директора А.Ключарева в январе 1941 г. видно, что работа этого учреждения была нацелена на изучение татар как в республике, так и в регионах СССР, населенных татарами. Организованные экспедиции в Западную Сибирь позволили коллективу подготовить научно-популярные очерки по истории татарской музыкальной культуры.

Таким образом, несмотря на сложные времена, республика жила яркой музыкальной жизнью.

Изобразительное искусство Татарстана вплоть до конца XIX в. не могло развиваться в силу многих причин. Исторически сложилось так, что в станковой живописи, скульптуре и графике у татар не было старых традиций, но в архитектуре и декоративно-прикладном искусстве татарские изобразительные формы имели глубокие корни, уходящие в далекую древность. В начале ХХ в. появляются первые татарские художники-графики, иллюстраторы книг и журналов М.Галеев, Г. Гумеров, Г.Камал и др. Известными стали имена первого графика-педагога Ш.Тагирова – выпускника Петербургской академии художеств, театрального художника С.Г. Яхшибаева.

Первые татарские мастера, заложившие фундамент современного национального изоискусства, воспитывались в стенах бывшей Казанской художественной школы, преобразованной после Октябрьской революции 1917 г. в Государственные свободные Архитектурно-художественные мастерские (Архумас). Большое внимание на формирование казанских художников, оказал Николай Фешин, работавший в Казанской художественной школе в 1908-1922 гг. В начале 1920-х гг. абстрактная живопись преподавалась в мастерских С.Федотова и П.Мансурова в Архумасе. По утверждению И.Галеева программы Казанских художественных мастерских создавались не без влияния П.Мансурова. «Особенностью Казанского искусства 1920-х гг., ‑ считал он, ‑ были авангардистские искания молодых художников, осуществленные в графике». Во 2-ой половине 20-х гг. число татарской молодежи среди студентов художественного техникума увеличивается. Среди них Ш.Мухамаджанов, Г.Юсупов, Г.Мусин, Газизова и др. Это первое поколение художников – татар Казанского художественного техникума.

Специфика 1920-х гг. не могла не отразиться на выборе тематики картин и форме художественного письма. Именно в эти годы студенты Казанского художественного техникума выступали против натурализма, за новый реализм в живописи, за «экономию в подборе выразительных средств». Они утверждали, что «современное изоискусство должно идти по двум направлениям. Первым направлением они считали внедрение художника-мастера в производство – плакат, книгу (полиграфическое производство), рекламу, клубы и т.д. Вторым направлением, по их мнению, являлись реформы станковых форм, приближение последних к нуждам массового потребления (клуб, общественное здание, улица), взамен «кабинетно-салонных форм старого станка».

Известный искусствовед П.Дульский писал, что 1924-1925 гг. отмечены как период зарождения национальной графики Татарской республики. И только на большой юбилейной выставке искусства народов СССР в Москве (1927 г.) выявился актив художников из татар, положивший начало своему книжному искусству. Сумев завоевать себе имя, татарские художники в 1931 и 1933 гг. были приглашены к участию в ответственных международных выставках в Париже, Чикаго, Филадельфии. В Париже в 1931 г. было выставлено 150 произведений лучших мастеров советской графики на выставке «Искусство книги». Среди них работы Б.Юсупова, Ф.Тагирова, Ш.Мухаметжанова, Н.Сокольского. Заграничная пресса отметила это событие, дав высокую оценку на страницах английской газеты «Таймс».

По определению художников свой неповторимый стиль создал Ф.Тагиров. Уже в 1925 г. в его работах появляется новый прием – фотомонтаж, который стал важнейшей составляющей художественного языка конструктивизма, и которому в 1920-е гг. и в начале 1930-х гг. в советском искусстве придавалось большое значение. Со 2-ой половины 1920-х гг. художник работает в Москве и становится полноправным участником процесса создания русской советской книги.

Во 2-ой половине 1920-х гг. большую роль в воспитании живописной и графической культуры учащихся Художественного техникума играл Б.Урманче - живописец, скульптор-основоположник профессионального искусства, вернувшийся в Казань в 1926 г. после окончания ВХУтемаса. Одной из основных своих задач Урманче ставил организацию работы графической мастерской. В 1937 г. при Казанском художественном техникуме была образована производственная группа в составе: В.Бадюль, Х.Алмаев, М.Мухаметшина, Ш.Мухаметжанов, Г.Юсупов, А.Баширов, Э.Розова, А.Гончаров и др. Для этой группы было характерно обращение к жанру агитлистков, современных форм народных картинок – лубков.

В 1930-е гг. и особенно предвоенные годы рост изоискусства несколько замедляется. Лишь в творчестве отдельных художников прослеживается развитие социальной и гражданской тематики. В центральном журнале «Творчество» появляется статья Н.Машковцева «Художественная жизнь Казани», где говорится: «Еще совсем недавно столица Татреспублики имела репутацию города, отличающегося развитой художественной культурой. В Казани постоянно устраивались выставки с участием художников Москвы и Ленинграда. Казанское художественное «Сегодня» представляется бесконечно менее отрадным, чем «вчера», в Казани не поощряется работа графиков над станковым рисунком, а также в области создания эстампа». Состояние изоискусства в Татарстане было обсуждено на III пленуме Оргкомитета Союза советских художников СССР 4 апреля 1940 г. В его резолюции подчеркивалось, что Казань – один из выдающихся центров нашей художественной культуры – превратилась по существу в город, лишенный настоящей и подлинной творческой деятельности в области изобразительного искусства. Тем не менее, в Казани сохранялась значительная группа художников с серьезной творческой культурой.

После образования Татарской республики в строительстве города наметился поворот. Была поставлена задача сохранять и содержать в порядке существующие здания, приступить к ремонту и реставрации ценнейших памятников архитектуры, возводить новые здания, благоустроить город. Первые попытки составить хотя бы схематичные наметки дальнейшей застройки Казани были сделаны в 1924-1926 гг. архитектором строительного Управления инженеров ТАССР Ф.П. Гавриловым. Архитекторы занимались решением вопросов по застройке Казани и особенно слобод. Они планировали объединить все слободские районы в единую городскую организацию, создав новую главную площадь под Кремлем, на территории бывшей Ярмарки (ныне здесь находятся Дворец спорта и цирк).

Совет архитекторов при Казанском горсовете, архитектурно-планировочная мастерская, местные кадры и выпускники института Ленинградского коммунального строительства способствовали созданию многих проектов будущих строек: Клуб меховщиков (архитектор И.Гайнетдинов), стадион «Динамо» ‑ П.Сперанский, Дом Комиссариата внутренних дел на К.Маркса – Федотов, гостиница «Татарстан» на улице Куйбышева, дворец культуры возле озера Кабан, который должен был вместить театр, музей, библиотеку и другие культурные учреждения. В конкурсе участвовали и казанские архитекторы И.Гайнетдинов, П.Сперанский, Дубровин. Однако эти проекты не были претворены в жизнь.

В 1933-1934 гг. городскими магистралями предусматривалась удобная и кратчайшая связь между всеми районами. Главная уличная сеть центральной части города сохранялась по исторически сложившемуся направлению. Генеральный план «Большой Казани» был завершен и утвержден правительством 19 июня 1941 г. за три дня до начала Великой Отечественной войны.

В области скульптуры в Татарстане было немного прославленных имен. Казань для постановки монументальной скульптуры и вообще для утверждения любого проекта строительства обязана была обращаться в Москву. Такая ситуация и отсутствие условий для творчества казанских специалистов вызвали текучесть художественных сил. Многие из них покинули республику.

В начале 1930-х гг. как талантливый скульптор зарекомендовал себя С.Ахунов. Ему принадлежат работы: бюст поэта Х.Такташа, «Колхозница-огородница». От скульптуры также требовалось идеологическое содержание, тематика должна была соответствовать «высокому стилю социалистической эпохи». Что касается техники, то она обязана была выявить могущественность и силу фигур и образцов нового человека.

Итак, искусство в Татарстане прошло сложный путь. В эти годы в нем отразились все тенденции и стили, присущие искусству страны. В искусстве татарского народа появились новые (европейские) виды и жанры: профессиональная музыка, профессиональное изобразительное искусство – живопись, скульптура, станковая графика. В каждом из этих видов появились крупные мастера.

Основные тенденции в научных исследованиях и развитии образования. Республика Татарстан в 1920-х гг. стала одним из крупных научных центров Советского Союза. В области физико-математических и химических наук, несмотря на тяжелые условия, ценные исследования дали ученые А.Арбузов, Н.Парфентьев, Н.Четаев, А.Аминов, Х.Муштари, Г.Камай, Н.Чеботарев и др. Работы казанских ученых по астрономии, физике привлекали и тогда внимание ученых не только СССР. Недаром именно в Казанском университете организовывались международные конкурсы на соискание премии им. Лобачевского. По инициативе проф. Чеботарева ряд казанских математиков и механиков с 1929 г. работали в области теории устойчивости, которая имела громадное значение для решения вопросов машиностроения, теории аэроплана, сверхскоростных поездов. К концу 1930-х гг. механико-математической школой разрабатывались и научные проблемы, имеющее оборонное значение.

В 1920-е гг. в лаборатории А.Е.Арбузова были открыты пути синтеза фосфоро-карбоновых кислот, впервые получены эфиры пирофосфористой и в чистом виде субфосфорной и пирофосфорной кислот. Благодаря указанным открытиям республика стала мировым центром исследования фосфорорганических соединений. В конце 1920-х гг. в лаборатории Арбузова была решена еще одна важная для экономики проблема – метод получения фурфурола из отходов сельского хозяйства, ставшего сырьем для производства пластических масс.

Деятельность кафедры физиологии Казанского университета под руководством профессора А.Самойлова была известна за пределами СССР уже в конце 1920-х гг. По точности и четкости в деле записи электрических токов животного тела его лаборатория не только занимала первое место в СССР, но и имела возможность конкурировать с заграничными аналогами. Казанские ученые уже тогда знали, что любой миг жизни человека, центральной нервной системы сопровождается появлением электрического тока, что всякий орган обнаруживает себя еще и своей электрической реакцией. Сам проф. Самойлов приглашению иностранных научных обществ читал лекции в Голландии, в США, в Физиологическом обществе при Гарвардском университете в Бостоне, в Берлине.

Знаменитая московская больница им. Боткина, Институт профзаболеваний им. Обуха в Москве, курортные кардиологические клиники по методике и инструкции, разработанной казанским ученым Самойловым, создали у себя электрофизиологические кабинеты.

Как достижение в технической области отмечали в конце 1920-х г. работу казанского изобретателя – инженера Шейх-Гали, в результате которой в Казани было организовано первое в СССР производство пишущих машин с татарским и русским шрифтами.

В области истории и филологии в первое десятилетие после Февральской революции 1917 г. открылись сравнительно благоприятные возможности для научной разработки актуальных проблем. Этим активно воспользовалась татарская интеллигенция. Начались мероприятия по усовершенствованию шрифта и орфографии татарского языка, хотя эта проблема занимала умы ученых еще в самом начале ХХ столетия. При Галимджане Шарафе, первом заведующем подотдела Востоковедения Академического центра, были разработаны принципы реформы орфографии и шрифта татарского языка, велись работы по выработке научной терминологии.

В области истории проглядывается тенденция по изучению актуальных проблем древней истории татарского народа. На это были нацелены в основе своей научно-исследовательские планы Научной коллегии, Академцентра, различных научных обществ, таких как: Татарское педагогическое общество, Научного общества татароведения, Общества изучения Татарстана, Дома татарской культуры, затем Татарского научно-исследовательского экономического института, созданного в 1930 г. и просуществовавшего около двух лет. В 1920-е гг. были опубликованы такие фундаментальные труды, как: «Очерки истории Казанского ханства» М.Худякова, «История татарских классов» Г.Ибрагимова, «К вопросу о происхождении Камско-волжских болгар» В.Ф. Смолина. Им же в 1925 г. были закончены «Введение в Волжско-Камскую Булгарию», «Реальный словарь Волжско-Камского края».

Благодаря трудам и изысканиям Ф.Баллода был поднят вопрос о пересмотре установившихся взглядов о Золотой Орде как кочевом и варварском государстве.

Приоритетное место получила история татарского народа и в плане Татарского научно-исследовательского экономического института, открытого на основе Постановления Совнаркома ТАССР от 18 марта 1930 г. Так, в плане Кабинета истории на 1930-1931 гг. значились темы: «Тюркизм в истории татар», «История главнейших татарских медресе Казани и Казанской губернии, Уфы, Оренбурга». В плане Кабинета языка и литературы на 1931 г. в разработке были темы: «Происхождение ремесел у урало-алтайских народностей по данным палеонтологии речи», «Происхождение земледелия у тюрков по данным палеонтологии тюрко-татарского языка», требующие высокой профессиональной подготовки. Исполнителями этих тем были известные ученые и писатели, общественные деятели Г.Алпаров, Г.Шараф, С.Атнагулов, Г.Галеев, А.Рахим, Г.Тулумбайский, А.Шнаси, М.Фазлуллин и др.

Поступательное развитие общественных наук продолжалось до конца 1920-х гг. После постановлений ЦК ВКП (б) о журнале «Под знаменем марксизма» (январь 1931 г.) и «О работе Коммунистической академии» (март 1931 г.), общественные науки были поставлены под жесткий партийный контроль и должны были служить целям идеологического обоснования партийной политики. К ученым стали предъявляться требования, согласно которым они должны были доказывать добровольность вступления крестьян в колхозы, правильность политики советской власти в период коллективизации, оправдывать репрессии против крестьян классовой борьбой.

Развитию науки в Татарстане серьезный урон нанесли необоснованные репрессии в отношении тех, кто стоял у истоков науки, ведущих научных работников (Г.Ибрагимов, Ф.-С.Казанлы, М.Корбут, С.Атнагулов, Г.Рахим, Г.Нигмати, Дж.Валиди, Г.Сагди, Г.Тулумбайский, Г.Губайдуллин, Г.Максудов, М.Худяков, В.Ф. Смолин и др.). Многие научные методы, направления и проблемы исследований оказались на долгие годы забытыми.

Тоталитарный режим лишил ученых права направлять развитие общественной мысли и во многом определять уровень духовной жизни вообще. Общественно-политическая ситуация в 1930-е гг. сдерживала развитие науки в ТАССР, но не могла полностью его остановить, ибо в республике имелось богатое научное наследие, свои глубокие научные традиции.

На протяжении первых пяти-шести лет после Октябрьской революции 1917 г. происходило организационное становление основных структур новой советской системы образования. Путь ее развития определял ряд документов советского правительства 1918 года. Определенное волнение, как среди русской, так и татарской интеллигенции вызвал Декрет СНК РСФСР «О свободе совести, церковных и религиозных обществах» от 20 января 1918 г. В связи с отделением школы от церкви и запрещением обучать религии все мектебе и медресе подлежали закрытию. Однако фактически они существовали еще в течение ряда лет. Активную деятельность в первый период своего существования развил Наркомпрос Татарской республики.

Значительные изменения в процесс преподавания в школах республики внес Декрет ЦИК и СНК Татарстана от 25 июня 1921 г. о признании татарского языка государственным. Работа по переводу новых программ с русского языка на татарский и дополнению их краеведческим материалом была возложена на Академцентр Наркомпроса. Несомненные успехи были достигнуты в издании школьных учебников и учебных пособий на татарском языке. С 1927 г. начали создавать учебники для татарских школ, к разработке которых были привлечены опытные педагоги. Начальные татарские школы располагали учебниками на родном языке по всем предметам.

Более результативным был замысел введения всеобщего обязательного обучения детей. В течение 1930/31 учебного года Татария привлекала к обучению в школы I ступени детей школьного возраста на 40% больше, в то время как средний процент по стране составлял 28,8%. Однако в 1940/41 г. рост количества образовательных школ был небольшой, хотя число учащихся в них значительно выросло (на 54 800 человек).

Наряду с развитием школ для детей школьного возраста в 1920 – 1930-е гг. осуществлялась большая работа по ликвидации неграмотности и малограмотности среди взрослого населения. В эти годы она имела свою специфику – это перевод (начиная с 1928 г.) татарской письменности с арабского на латинизированный алфавит Яналиф. Этот процесс был завершен в январе 1931 г. Однако Указом Президиума Верховного Совета ТАССР от 5 мая 1939 г. татарский язык переведен на кириллицу. Так был завершен процесс двукратного изменения за десять лет татарской письменности. Естественно это отразилось на качестве грамотности татарского населения. И надо заметить, что в процессе создания единой советской школы была полностью разрушена традиционная татарская система образования.

Тем не менее, надо учесть, что до революции дети татар учились преимущественно в медресе. Их насчитывалось до тысячи. В них обучалось 80 тыс. человек. В 1939 г. в начальных, неполных средних и средних школах обучалось 281 тыс. детей татар (49,5% от общего количества учащихся в этих школах). В 1940/41 уч. году в республике в средней школе обучалось свыше 541 тыс. детей. По сравнению с 1927/28 г. количество учащихся неполной средней школы возросло почти в 12 раз. Татары составляли 50% общего числа учащихся.

Татарское издательское дело, находившееся до 1918 г. в руках частных фирм, продолжало сохраняться и в начале 1920 гг. наряду с государственными издательскими организациями, выпуская до 40% всех печатной продукции. В 1922 г. частные издания были ликвидированы, все издательство на татарском языке перешло в ведение государства. Издаваемая в Татарской республике литература, в том числе сельскохозяйственного характера, распределялась по всем уголкам Советского Союза, где проживало татарское население.

Таким образом, несмотря на существенное ограничение прав Татарской республики, на начальном этапе существования ее автономной статус позволял народам Татарстана повышать свой уровень в областях культуры и науки. С образованием ТАССР татарский язык начал звучать в общественной жизни республики. Начала возрождаться национальная литература, поставленная на твердых основаниях научная деятельность. Именно в это время выросла и окрепла интеллектуальная национальная прослойка, представлявшая из себя готовые кадры руководителей. Однако она была ликвидирована в период «большого террора» сначала за национально-государственные провинности, а затем к ним стали прикладываться контрреволюционные социальные ярлыки.

 

Источник: Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ

Все материалы сайта доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International
Яндекс цитирования